Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Юность". Архив журналов

Вот что реально возвращает в юность!

Открываешь любой номер, а там россыпи звёздные, золотые самородки словесности - так и видишь, как рождаются образы у Аксёнова, чувствуешь первые шаги Евтушенко по сибирским стройкам, слышишь робкий аккорд Окуджавы.

Здорово, что "Юность" открыла архивы - для всех!
http://unost.org/?page_id=406

Тапочки на снегу

Исполнилось 65 лет звезде российской эстрады Михаилу Боярскому.

"— Я никогда не представлял, каким буду в 65 лет, — рассказал в одном из интервью юбиляр. — Дальше 50 лет моя фантазия не углублялась. Раньше я думал, что в 50 лет пора уже учиться, как в гроб ложиться".
Вот именно в этом учебном периоде мы и познакомились. Боярский был моим соседом. Мы здоровались, когда мусор там выносили, ну и прочее. А тут он, затягиваясь, спросил: «Не знаешь, никому «Нива» не нужна? Хорошая!»
Была зима. Я и купил.


На Невском у нотариуса была оформлена генеральная доверенность. Я предложил хлопнуть по рюмке рядом, в «Норде», но он показал какие-то здоровенные таблетки синего цвета - и отказался. Под окнами у него на Мойке остались только 2  его «американца» - «Бьюик» жены Ларисы и сына Сереги «Шевроле», за которыми присматривал охранник японского консульства, расположенного в соседнем доме. Русский, конечно, не ниндзя.  За рубли.
Кстати, «Нива» была отрекомендована Боярским с положительной стороны. «Ну, как там ботинок? Бомба?», - кричал мушкетер, когда мы потом на тусовках встречались, и показывал большой палец. По его словам, там нужно было только заменить «какие-то детальки». Так оно и оказалось – я заменил пару «деталек»: блок цилиндров и ходовую, а спустя месяц – коробку передач. «Ботинок» оказался «навороченным» - хромированные пороги, легкосплавные диски с резиной Gislaved R16, «кенгурятник», полный электропакет и пр. люки-звуки, но салон Боярским М.С. был прокурен по полной программе! Удушливый запах окурков не исчез даже после 2 дорогущих химчисток. Уже на 3-ей мне подсказали, чтобы я поменял обтянутые велюром (!) торпедо и потолок, которые бережно хранили в себе никотинные ароматы прежнего владельца. Где Боярский М.С. делал тюнинг и кто предложил ему этот велюровый прикол – навсегда останется тайной!
Но я уже ничего менять не стал, так и катался  - пока машину не продал там же в Питере за какие-то ничтожные деньги. Человек сначала стал ходить вокруг с шилом и претензиями, но я ему объяснил, что это машина Боярского! Раритет на уровне пистолета Дзержинского или скрипки Паганини! Он замолчал, тут же рассчитался и уехал.
Когда я теперь листаю старый альбом, то всегда наша фотография на фоне уже моей «Нивы» с Боярским в домашних тапочках и на питерском снегу вызывает улыбку. Потому что она была сделана маленькой Лизой Боярской, тоже выскочившей в тапочках на снег.

Папка манюньку попросил!

скачанные файлы

«Известен как Коля Васин»

Семьдесят три года назад родился Джон Леннон.

Вот что сообщил один мой древнепитерский замечательный знакомый:
"Жаль, что я встретился только с Полом и Ринго! Это был колоссальнейший момент моей жизни! Я был очарован Полом, я был просто ошеломлен, я стушевался, когда приблизился к нему. Есть шикарное русское слово XIX века – "стушеваться". Я медленно, маленькими шажками приближался к нему, меня подтолкнул менеджер Пола: "Давай, мол, иди!". Collapse )

На обочине (пьеса)

 ПЬЕСА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ

Действующие лица:

Министр – мужчина 22-60 лет

Садовник – женщина с лицом сильнопьющего мужчины

Вениамин, водитель Министра – на сцене не появляется

Цыгане, ловчие, мерчендайзеры, инспектор ГАИ, корректор, сисадмин, менеджер ВЕД, маркетолог, истопник, таксист, певица Мика Ньютон, врач-логопед, замначотдела профилактики губительных обструкций, почтальон, судья, майор внутренней службы, девушки, музыканты, духи и призраки

Зимние сумерки. Околица Киева, на подъезде к Конче-Заспе. Министр, возвращающийся с благотворительного вечера, стоит лицом или чем-то там к обочине заснеженной дороги, глядя на восходящую Луну и беседуя с водителем, сидящим за рулем его «Майбаха».

Министр:

Три вещи в мире грешном мне по душе, мой друг:

Ты думаешь – украсть? Нет - всласть поесть. Поспать. И – власть!

Хотя теперь дурные времена! Того гляди, сомкнется чертов круг!

Помилуй, Господи, не  время мне пропасть!

(С сожалением заканчивает)

К автомобилю из заснеженной чащи выходит человек неопределенного пола и возраста, наблюдавший сцену и слышавший последнюю фразу Министра. На нем куртка Kolymbia, красивые ватные брюки, заправленные в валенки с калошами. На голове – меховая армейская шапка с опущенными ушами. Отдышавшись, перед застегивающимся Министром:

Оставить в жизни след немудрено. Какой вот только?

Вот желтый снег – це тоже след а prima facie [1] ,

И где нам знаний взять, чтобы Вселенную познать умом,

Стать мудрецом вид кончиков ногтей до самой до макушки

У нас в краине бедной и печальной?

Министр (наконец, справившись с брюками и просветлев лицом):

Кто ты, разумный человек, и где твой дом?

Твои слова чудны, как в зиму песнь кукушки –

В такой глуши услышать их сплошной восторг!

Ответь скорее – кто? Похоже, депутат иль может прокурор?

(Картинно обходит лесного человека)

Садовник:

(обращаясь к сумеречным небесам, с подвыванием)

 Я был садовником. Нас много в цьому крае благодатным летом.

Теперь – никто; я жду весну, от холода вмырая.

Abeunt studia in mores[2] , незнакомец.

Прости, мне стыдно за свой внешний облик.

(Внезапно рыдает, прильнув к Министру)

Министр (не без брезгливости обняв Садовника за плечи):

Мой друг, ну что ты! Полно!

Я разглядел твой разум через платье!

В нарядах ль жизни смысл?

 (Водителю, грозно)

Вениамин! Снимай одежды

И поменяйся с мудрецом – глядишь и поумнеешь!

(Подмигивает Садовнику)

 Вениамин (не выходя из машины):

 Поехали, Петрович, ну ей-богу! Мои прикиды дорогого стоят.

А этих целые стада по трассам ходят, с латынию своею.

Надысь у Вовчика вот здесь украли шапку - что Ющенко возил.

Поехали, my darling, скоро ужин. Qualis artifex pereo ![3]

 Министр (опустив глаза, в сторону):

 Не удалось помочь, приятель, соединить приятное с полезным!

 Садовник (с горечью, заламывая руки):

 О, небо! Кто хорошо стоит, тому движение не треба.

Вот ты – и стОишь хорошо, и хорошо стоИшь! И – шо? И - шо?

Министр:

Да, толку нет - в сплошной тревоге

За завтрашний свой день!

Кто в Вене или Праге.

Иные кто в СИЗО, а кто...

Прощай!

(Вздыхая, с тоской машет рукой и уезжает)

 «Садовник»:

«Иной при месте так вздыхает,

Как будто рубль последний доживает:

Хоть по суду и не докажешь,

Но как не согрешишь, не скажешь:

Что у него пушок на рыльце есть».

Нашел, где ссать, манкурт!

Вот напишу я Пшонке pro poena![4]

(Прячет украденный бумажник)

 Хор за сценой (цыгане, ловчие, мерчендайзеры, инспектор ГАИ, корректор, сисадмин, менеджер ВЕД, маркетолог, истопник, таксист, врач-логопед, замначотдела профилактики губительных обструкций Печерского района, судья, майор внутренней службы, девушки, музыканты, духи и призраки) a capella исполняют Jägerchor (Hunters' Chorus) из оперы "Волшебный стрелок" Карла Мария Фридриха Августа фон Вебера (piano).

Мика Ньютон и подтанцовка  - безмолвно машут ручками.

Занавес


[1] А prima facie (лат.)— на первый взгляд

[2] Аbeunt studia in mores (лат.) - занятия налагают отпечаток на характер

[3] Qualis artifex pereo(лат.) — какой артист погибает!

[4] Pro poena (лат.) - в наказание

Автор выражает признательность Крылову И.А. (С.-Петербург, Россия) за советы, данные им.